Львиная доля

Львиная доля

Архитектурный ансамбль Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге впервые за много лет может обрести законченный вид. Дата исчезновения строительных лесов вокруг знаменитого «Дома со львами» уже определена.

От разрушения памятник архитектуры спасает, как водится, частный инвестор. Уже в 2009 году творение великого Монферрана предстанет в первозданном облике и поступит в управление всемирно известной гостиничной сети Four Seasons. Времена меценатов и широких жестов со стороны государства, похоже, уходят в прошлое. Многочисленные памятники архитектуры, находящиеся в федеральном ведении, ветшают в ожидании реконструкции и тянут деньги из бюджетов различных уровней. А примеры передачи памятников частным инвесторам пока единичны. Дом Лобанова-Ростовского передан в аренду компании «Тристар Инвестмент Холдинге» еще в 2003 году. По предварительным данным, 60% финансирования проекта составляют вложения ФК «УралСиб», остальное — собственные средства компании. В реконструируемом здании на пересечении Адмиралтейской набережной и Вознесенского проспекта планируется разместить пятизвездную гостиницу на 186 номеров. Срок реализации проекта — 2009 год, объем инвестиций оценивается в $100 млн. Управлением гостиницы займется компания Four Seasons Hotels & Resorts, владеющая сетью отелей по всему миру.

 

Строго говоря, памятники архитектуры являются довольно сложным девелоперским активом. Их невозможно выкупить в собственность, а договор аренды в соответствии с федеральным законодательством налагает на арендатора большое количество дополнительных обязательств.

Недаром попытка выставить дом на открытые торги в 1997 году закончилась ничем. Тогдашний владелец предлагал выкупить помещение за смехотворную по нынешним меркам сумму — $3,2 млн. В числе прочих предложение было сделано и потомку владельца особняка — Никите Лобанову-Ростовскому. Дело в том, что одно лишь содержание помещения в центре города обходилось собственникам около $1 млн в год. Через 10 лет потомок княжеского рода прокомментировал несостоявшуюся сделку в эфире радиостанции «Свобода»: «Я встретился с представителем человека, который имел права на этот дом. Меня провели по дому. Как вы знаете, дом треугольный, потолки в нем 3,25 метра. Это слишком мало, чтобы разделить дом на два этажа и сделать гостиницу, скажем, на 300 номеров. Поэтому экономические перспективы дома были тогда незначительными. В те времена все-таки номер стоил $150 — 200, шикарные — $350. Никто не пошел на покупку здания даже за эту небольшую стоимость».

Потомок владельца дома совместил звание искусствоведа и защитника русской культуры с карьерой в международном бизнесе. Почетный доктор Санкт-Петербургской академии художеств, академик Международной информационной академии при ООН, почетный председатель совета Русскоязычной общины в Соединенном Королевстве в Лондоне, проработавший несколько лет геологоразведчиком нефти в Аргентине, он участвовал с конца 60-х и по наши дни в управлении компаниями «Пруденшиал» (Нью-Йорк), «Уэллс Фарго Банк» (Сан-Франциско), «Международный банк финансов и ресурсов» (Лондон), был советником фирмы по добыче и продаже алмазов «Де Бирс».

Тем не менее наследник был вынужден отказаться от столь затратного вложения капитала. В 2003 году дом Лобанова-Ростовского вместе со зданиями Сената и Синода и еще несколькими историческими комплексами был передан Управлению делами президента РФ. В числе прочих оно могло претендовать на переустройство для нужд федеральных ведомств, перемещаемых в Санкт-Петербург, в том числе Конституционного суда. Но для КС было выбрано другое здание, и Управление благосклонно восприняло план девелоперов, предполагающий сохранение архитектурного облика здания. Документы были подписаны еще в 2003 году, тогда же начались работы по восстановлению технической инфраструктуры здания и реставрационные работы.

«Дом со львами» был построен в 1817 — 1820 годах придворным архитектором Александра I Монферраном, знаменитым двумя другими своими работами — Исаакиевским собором и Александровской колонной. Свое неформальное название он получил благодаря поэме А. С. Пушкина «Медный всадник»: на одном из львов спасается герой поэмы Евгений во время наводнения 1824 года.

Дом принадлежал наследнику древнего княжеского рода А.Я. Лобанову-Ростовскому, который был известен тем, что, живя в Париже, перевел на русский язык Евангелие от Матфея, а также издал много важных документов о Марии Стюарт, значительно облегчивших труд биографа британской королевы Минье.

Прожив в доме всего несколько лет, хозяин решил разыграть его в лотерею, чему воспротивился император Николай I. Подобная афера с памятником архитектуры показалась ему неуместной, и он предложил хозяину продать в казну дом и уникальную библиотеку, за которую Лобанову-Ростовскому была назначена пожизненная пенсия.

Дом неоднократно менял хозяев. Ко времени передачи инвестору от особняка времен Александра I уцелели стены первого этажа, первоначальная отделка вестибюля и парадной лестницы. В 1824 году в доме разместилось военное министерство, а после революции — школа и проектный институт. На фотографиях того времени можно увидеть выкрашенные блеклой краской стены и лабиринты проржавевших труб в старом подвале.

Приход частного инвестора решил, по сути, две проблемы: восстановление изначального облика площади перед Исаакиевским собором и пополнение гостиничного фонда Санкт-Петербурга.

Поддержание исторического облика архитектурных памятников за счет частного капитала — достаточно распространенная практика, которая, к слову, не имеет ничего общего с переустройством загородных имений XIX века под дачные домики. Во Франции, например, относительно недорого можно купить средневековый замок, обязавшись его отреставрировать и обеспечить доступ туристам. Менеджеры компании Grid взяли в аренду целый квартал бельгийского города Брюгге, превратив его в гостиницу De Medici, чему рады не только постояльцы, но и местные жители. Дом Пашкова открыл двери совсем недавно и стал единственным помещением, в котором аукционный дом Sotheby’s согласился выставить на всеобщее обозрение крупнейшую коллекцию живописи, предназначенную для ближайших торгов.

Подобные проекты всегда привлекают повышенное внимание, в первую очередь из-за опасений за судьбу исторических зданий — мало ли что решит устроить в каждом конкретном объекте новый владелец. Но эти вопросы регулируются федеральным законодательством. Инвестор не может приобрести памятник с федеральным статусом в собственность — только взять в аренду на срок до 49 лет. При реконструкции приходится соблюдать целый ряд обязательств КГИОПа: не только сохранение внешнего облика (а здание может быть деревянным), но и деталей внутренней отделки со всеми изъянами в планировке. Полный перечень охранных обязательств КГИОПа составляет десятки страниц, а малейшее отступление от правил может быть истолковано как нарушение договора аренды и послужить причиной расторжения договора и, значит, потери всех инвестированных средств. Это является неплохой гарантией от разрушения или нанесения необратимого вреда подотчетным объектам: с начала 2007 года суд вынес 15 решений о расторжении договоров аренды.

«Мы очень плотно работаем с комитетом по охране памятников и Росохранкультурой и пока находим взаимопонимание», — утверждает Константин Аввакумов, генеральный директор «Тристар Инвестмент Холдинге». «Мы года полтора работали с инвестором. Например, были проблемы по организации мансардного этажа, но в целом сейчас проект реконструкции согласован, остались технические согласования, например по интерьерам», — сообщила глава КГИОПа Вера Дементьева.

Сейчас проект входит в завершающую стадию, получив одобрение городских властей и деловых партнеров. Руководители работ планируют сделать процесс более открытым, сделав стройку чем-то вроде временной достопримечательности Санкт-Петербурга. Жители города имеют право знать, что творится там, за забором, еще до того, как забор исчезнет.

*** По данным комитета по охране памятников правительства Санкт-Петербурга, в Северной столице насчитывается свыше 7,5 тыс. памятников, в том числе федеральных — около 3,5 тыс.

*** Принятый в апреле 2002 года федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» разрешал приватизацию объектов культурного наследия. Но двумя месяцами позже был принят другой закон — «Об объектах культурного наследия», который приостановил приватизацию до тех пор, пока объекты не будут разграничены на федеральную собственность, собственность субъектов РФ и муниципальную.

*** ЗАО «Тпистап Инвестмент Холдинге входит в англо-российскую инвестиционную компанию Venture Investment & Yield Management (VIYM). Сфера деятельности VIYM — инвестирование в проекты строительства объектов коммерческой недвижимости.

Канадская компания Four Seasons — один из крупнейших мировых гостиничных операторов. Компания была основана в 1960 году. Сейчас под ее управлением 74 отеля в 31 стране мира, более 25 проектов находится в стадии реализации.

«Профиль»
28.01.2008

Комментариев еще нет

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите несложную задачку *